fonzeppelin (fonzeppelin) wrote,
fonzeppelin
fonzeppelin

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Восемь дней у берегов Анголы: кампания советского флота (Часть I)

С Днем Победы, уважаемые коллеги! С праздником победы в Великой Отечественной Войне! И по случаю 9-го мая - традиционно, новый АИ-материал:

В 1984 году на волне серии тяжелых поражений UNITA в Анголе, правительство Южноафриканской Республики заняло более враждебную позицию по отношению к MPLA и поддерживающим движение социалистическим странам. Непрерывное прибытие в Анголу кубинских подразделений и активная техническая и финансовая помощь со стороны СССР создали реальную угрозу того, что UNITA может проиграть эту войну. Правящие круги ЮАР опасались, что вслед за триумфом MPLA в Анголе последует вооруженная интервенция в подконтрольную африканерам Намибию, и активные выступления против режима апартеида в самой ЮАР.




В июле 1984 года, стремясь нарушить поставки оружия и снаряжения про-социалистическим силам в Анголе, правительство ЮАР отдало приказ о начале операции ICEBLOCK – блокированию морского траффика у побережья Анголы. Фактически, это означало развязывание неограниченной морской и воздушной войны против “недружественного” судоходства. Уже 4 июля, южноафриканские самолеты обстреляли и повредили кубинский сухогруз в 100 милях к западу от Луанды. 8 августа югославский танкер “Dion” был торпедирован “неопознанной” субмариной, и только с большим трудом смог добраться до порта.
Южноафриканское правительство, видимо, рассчитывало, что подобные операции вынудят СССР сократить поддержку MPLA, и позволят UNITA переломить ход гражданской войны. Но 14 июля, южноафриканцы допустили фатальную ошибку: из-за навигационной ошибки истребители-бомбардировщики атаковали исландское грузопассажирское судно “Turfiol”, шедшее под панамским флагом. Пораженное двумя бомбами, судно получило тяжелые повреждения, несколько пассажиров погибло.



Инцидент “Turfiol” поднял новую волну международного возмущения. На экстренном заседании совета безопасности ООН, абсолютным большинством голосов была принята резолюция 583, осуждающая южноафриканские действия. Так как представитель ЮАР продолжал настаивать, что “операции у берегов Анголы имеют ключевое значение для безопасности Республики”, 17 июля советский представитель заявил, что ввиду “агрессивных и безумных” действий ЮАР, советские вооруженные силы берут на себя ответственность за безопасность судоходства в обозначенном “безопасном коридоре” возле Луанды.
18 июля, 5-я оперативная эскадра, на тот момент зашедшая с визитом в Танжер, получила срочный приказ направиться к побережью Анголы и обеспечить безопасность судоходства в регионе. Крупнейшим кораблем эскадры был только что вернувшийся из ремонта ТАВКР “Киев”, авианесущий крейсер проекта 1143, несущий на борту 16 истребителей-бомбардировщиков Як-38М и 18 противолодочных вертолетов. Советское командование возлагало на него особенные надежды, так как в целом, операции по установлению контроля над морем не были стандартной частью советской военно-морской доктрины. Назначен командовать эскадрой, был (после некоторой кадровой суматохи) вице-адмирал Павел Росохин, известный и как компетентный морской офицер, и как автор нескольких работ по тактике применения авианосных соединений ВМФ США.

Состав советских сил:

5-я оперативная эскадра:
* ТАВКР “Киев” (флагман)
* РКР “Вице-Адмирал Дрозд” (проект 1134)
* БПК “Маршал Тимошенко” (проект 1134-А)
* БПК “Стройный” (проект 61МП)
* ЭМ “Современный” (проект 956)

7-я оперативная эскадра:
* КР “Мурманск” (проект 68-бис)
* БПК “Жгучий” (проект 57-А)
* БПК “Бойкий” (проект 57-А)
* БПК “Упорный” (проект 57-А)
* РКР “Севастополь” (проект 1134)



1 августа:



Днем 1-го августа, 5-я оперативная эскадра в полном составе прибыла в намеченный сектор операции. С ТАВКР и БПК поднялись противолодочные вертолеты, начавшие методичное прочесывание “безопасного коридора”. РКР “Вице-Адмирал Дрозд” и ЭМ “Современный” осуществляли непосредственное сопровождение и охрану гражданских судов. В середине дня, вертолетами было обнаружено минное поле, выставленное к северо-востоку от Луанды. Границы поля немедленно обозначили буйками и радио бакенами, и штаб флота направил предупреждение иностранному судоходству. Минные постановки в последующие дни планомерно ликвидировали подрывными зарядами.

Южноафриканцы поначалу избегали прямых столкновений с советским соединением, ограничиваясь лишь пролетами патрульных “Канберр”. Однако, это положение не продержалось долго.
Вечером 2 августа, южноафриканский противолодочный самолет “Шэклтон” появился в зоне ответственности эскадры и был обнаружен радаром “Киева”. Поскольку он представлял явную опасность для оперирующих советских субмарин, вице-адмирал Росохин приказал поднять с палубы дежурный Як-38М и выполнить перехват.

Самолет лейтенанта Гаринова, ориентируясь по радару “Киева” быстро настиг южноафриканский самолет. Пилот транслировал в эфир приказ покинуть зону боевых действий, ответа на который (также как и на предыдущие вызовы с носителя) не последовало. Затем Як-38М обогнал “Шэклтон”, и выпустил очередь трассеров из подвесной авиапушки перед кабиной. Снова никакой реакции.

Горючее на борту Як-38М быстро подходило к концу, и лейтенант Гаринов, понимая, что должен будет скоро вернуться на корабль, запросил разрешения атаковать цель. После короткой паузы, командир авиагруппы разрешение дал, но приказал дождаться подтверждения от адмирала Росохина, на что ушло еще несколько минут. Наконец, адмирал Росохин подтвердил приказ, и лейтенант Гаринов выпустил две ракеты Р-60. “Шэклтон” сбросил инфракрасные ловушки и попытался уклониться маневром, но обе ракеты поразили цель. Одна вывела из строя оба правых двигателя, вторая разорвалась в задней части фюзеляжа. Подбитый “Шэклтон”, тут же начал терять высоту, и, несмотря на все усилия экипажа, упал в море. Его экипаж был подобран советскими вертолетами.

2 августа: первые воздушные бои

Стремясь воспрепятствовать советским операциям, южноафриканцы начали рейды истребителей “Мираж”, направленные против советских противолодочных вертолетов и самолетов. Около 10 часов утра, два самолета “Мираж III”, игнорируя многочисленные предупреждения, вошли в зону операции и, включив БРЛС, прошли в ней около 200 километров, после чего отвернули.



В 11.45, еще одна пара “Миражей” вторглась в воздушное пространство флота, вынудив противолодочные вертолеты искать спасения у своих кораблей. После этого инцидента, вице-адмирал Росохин распорядился использовать палубные истребители-бомбардировщики Як-38М для прикрытия противолодочных самолетов и вертолетов. Пара истребителей постоянно находилась на стартовых позициях “Киева” в готовности к взлету. РКР “Вице-Адмирал Дрозд” и БПК “Стройный” заняли посты у южной границы зоны операции, играя роль кораблей передового радиолокационного дозора.
В 13.50, два “Миража”, пытавшихся проникнуть в воздушное пространство зоны операции, были обнаружены поисковой РЛС РКР “Вице-адмирал Дрозд”. Навстречу им поднялись два Як-38М, которые успешно перехватили “Миражи” на подходе. Встретившись с воздушным противником, южноафриканцы немедленно отвернули и отступили.



В 14.25, противолодочный вертолет Ка-25 с “Киева” был атакован и сбит истребителем “Мираж”, выпустившим по нему две ракеты “Мэджик”. Весь его экипаж погиб. Это были первые боевые потери советского флота у берегов Анголы. Палубные "Яки" попытались перехватить “Мираж”, но тот, используя преимущество в скорости, уклонился от атаки.

В это же время произошел “случай с призрачной субмариной”. В 14.48, гидроакустики “Киева” внезапно зафиксировали акустический контакт на глубине примерно 50 метров менее чем в десяти километрах от авианесущего крейсера. Решив, что имеет дело с южноафриканской субмариной в засаде, командир “Киева” распорядился немедленно увеличить скорость, разорвать дистанцию и атаковать цель ПЛУР “Вихрь-М” (с конвенционными боевыми частями). Две ракеты были запущены по предполагаемой “субмарине”, но взрывов не последовало; вслед за чем противолодочные вертолеты и БПК “Стройный” почти четыре часа обшаривали район атаки, не найдя ничего. В итоге, весь инцидент был сочтен следствием некой случайной аномалии.

Около 17 часов, патрулирующий в поисках подводных лодок Ту-142 был перехвачен двумя истребителями “Мираж”. Патрульный самолет срочно отвернул к "Киеву", от которого навстречу поднялись два дежурных Як-38М. Южноафриканцы проявили неожиданную агрессивность, и вместо того, чтобы отвернуть, продолжили идти на сближение. С дистанции 8 километров, "Як" лейтенанта Гаринова выпустил две УРВВ Р-60М по ведущему “Миражу”; тот резко отвернул, перешел на сверхзвук, и разорвал дистанцию. Второй “Мираж”, также перейдя на сверхзвук, вышел в хвост ведомому "Яку" (лейтенант Карпеченко), и выпустил ракету “Мэджик”. Карпеченко тут же сбросил тепловые ловушки и перешел в пикирование, уклоняясь от ракетной атаки. Вслед за этим, “Миражи” – видимо, из-за нехватки топлива – разорвали огневой контакт и отступили.

В 18.30, еще одна пара “Миражей” попыталась перехватить тот же патрулирующий Ту-142, но была успешно перехвачена по радарному наведению с “Киева”. Южноафриканские истребители выпустили две УРВВ с предельной дистанции, после чего поспешно ретировались.



В воздушных дуэлях, главным преимуществом советских Як-38М была возможность использовать новые ракеты Р-60М, имевшие охлаждаемую головку самонаведения и способные (ограниченно) захватывать цель со встречных курсов. Главным же недостатком было отсутствие БРЛС - ставившее самолеты в полную зависимость от центра управления на авианосце- и ограниченный радиус действия. Время патрулирования даже с ПТБ не превышало 1,5 часов. Южноафриканские истребители, со своей стороны были вооружены только старыми французскими ракетами “Мэджик”, пригодными только для запусков вдогонку. Кроме того, их сверхзвуковые истребители “Мираж III” были вынуждены действовать почти на пределе своей дальности, и не располагали сколько-нибудь существенным запасом времени на станции, чтобы реализовать свои преимущества в скорости и маневренности.

Ночью с 2-го на 3-е августа, “Киев” и другие корабли пополнили запасы горючего с танкера снабжения “Днестр”.

3 августа: дуэль подводных лодок

4-го августа, южноафриканцы интенсифицировали воздушную войну. С утра, около 10 часов, очередная пара “Миражей” приблизилась к советским противолодочным вертолетам. Пара Як-38М вылетела на перехват. “Миражи” проявили настойчивость, и попытались зайти в хвост советским истребителям; обе стороны обменялись ракетами – безрезультатно.



В 13.35, пара “Буканьеров”, вооруженных НУРС и свободнопадающими бомбами атаковала кубинский сухогруз, шедший в охранении БПК “Бойкий” из состава 7-ой оперативной эскадры. Пройдя на малой высоте, “Буканьеры” выпустили по сухогрузу залп НУРС, добившись двух попаданий, ранивших нескольких моряков. “Бойкий” в ответ открыл огонь из зенитных автоматов, заставив бомбардировщики резко отвернуть, и выпустил зенитную ракету В-611 (которая, впрочем, промахнулась из-за сбоя сопровождения). Прибывшие по тревоге патрульные самолеты Як-38М отогнали южноафриканцев. Один Як-38М при возвращении на палубу упал в воду из-за нехватки топлива; пилот катапультировался и был подобран вертолетом.

Около 15 часов, еще одна пара “Миражей” попыталась атаковать патрулирующий Ту-142, но была обнаружена и своевременно перехвачена. На этот раз Як-38М удалось, используя радарное наведение с "Киева", занять удачную позицию, и застать южноафриканцев врасплох. Один из “Миражей” немедленно перешел на сверхзвук и вышел из боя; второй замешкался, и был сбит ракетой Р-60М. Это был первый истребитель, сбитый советскими палубными летчиками в воздушном бою. После этого, южноафриканцы временно прервали действия авиации.

Около 19 часов, атомная подводная лодка К-481 (проект 671М), выполнявшая патрулирование на перископной глубине, уловила слева и позади от себя шум винтов. Хотя командир К-481 знал, что других советских субмарин не должно находиться в секторе, он опасался допустить ошибку и поэтому приказал вывести реакторную установку на полную мощность и повернуть так, чтобы просканировать неопознанный контакт своей носовой ГАС.



Неопознанным контактом оказалась южноафриканская субмарина “Мария ван Риебек”, тип “Дафнэ”, находившаяся в районе еще с конца июля. Когда К-481 повернула, и начала сканировать южноафриканскую субмарину, та – видимо, опасаясь последующей атаки – выпустила самонаводящуюся торпеду. Услышав шум пуска, К-481 быстро развила полный ход и отвернула прямо от цели, выпустив в ее направлении две самонаводящиеся торпеды. Торпеда (предположительно французского типа L5 Mod 3) шла на 33 узлах, и через несколько минут погони безнадежно отстала. Торпеды К-481 также не достигли цели. Отойдя на безопасное расстояние, К-481 сбавила ход, и, поднявшись на перископную глубину, передала сообщение о враждебном контакте.

На сцену явились три вертолета Ка-25, которые начали интенсивное прочесывание сектора своими опускаемыми ГАС. Чуть позже, к действию присоединились два самолета Ил-38, сбросившие гидроакустические буи. Хотя южноафриканская субмарина сбавила ход и соблюдала тишину, в 18.08, один из вертолетов уловил слабый шум, предположительно, связанный с фильтрацией воздуха через крышку торпедного аппарата. Незамедлительно по пеленгу сигнала был сброшен ряд активных противолодочных буев, один из которых засек “Марию” на глубине 120 метров. Вслед за этим, вертолеты Ка-25 сбросили на “Марию” четыре глубинные бомбы. Уклоняясь от атаки, “Мария ван Риебек” вынужденно увеличила скорость, и тем самым подставилась под удар К-481, которая с дистанции 35 километров выпустила две противолодочные ракеты из своих носовых аппаратов. Акустическая аппаратура подлодки уловила отзвук мощного взрыва. Находившийся рядом БПК “Маршал Тимошенко” также выпустил по предполагаемым координатам нахождения субмарины ракето-торпеду “Раструб”, за чем последовал еще один подводный взрыв.



Вскоре после этого, пилот палубного вертолета Ка-25, зависшего над местом атаки, доложил: “Вижу масляное пятно и обломки”. Магнитометрическое обследование дна выявило два крупных металлических объекта, примерно сопоставимых с половиной длины субмарины типа “Дафнэ”, лежащих на глубине 230 метров приблизительно в полукилометре друг от друга. Проведенное в 1987 году обследование при помощи спускаемых аппаратов подтвердило, что обломки принадлежат южноафриканской субмарине.

Вечером, патрульные истребители Як-38М прогнали из зоны операции оснащенный радаром бомбардировщик “Канберра”, вероятно, пытавшийся установить судьбу пропавшей субмарины.

4 августа: обстановка нагнетается

Потеря субмарины, очевидно, разозлила южноафриканское командование. Если раньше южноафриканцы воздерживались от прямых атак на советские корабли, то теперь эти ограничения были полностью отброшены. Помимо регулярных визитов “Миражей”, они также начали использовать ударные самолеты – штурмовики “Блэкберн Буканьер” и оснащенные ПКР бомбардировщики “Инглиш Электрик Канберра” – для ударов по транспортам и сопровождающим их военным кораблям.

В середине дня, южноафриканское “рыболовецкое судно”, оснащенное подозрительно мощным для своего назначения радаром, вошло в зону операции. Вскоре после этого, противолодочный вертолет Ил-38, совершавший патрулирование, был внезапно атакован парой истребителей “Мираж”, приблизившихся на малой высоте и выпустивших по нему две УРВВ “Мэджик”. Одна ракета попала в правое крыло самолета, выведя из строя один из двигателей, и пробила осколками топливопроводы. Поврежденный противолодочник, теряя топливо, с трудом сумел добраться до Луанды. Поднятые по тревоге Як-38М были сами перехвачены неожиданно появившейся второй парой “Миражей”, и с большим трудом сумели отогнать неприятеля.

Преисполнившись вполне обоснованных подозрений относительно роли “рыболовецкого судна”, вице-адмирал Росохин приказал остановить и досмотреть его. Вылетевший с “Киева” вертолет приблизился к “рыболову” и потребовал от такового остановиться и принять на борт досмотровую команду. В ответ, “рыболов” увеличил ход и направился прямо на юг. Попытавшийся сблизиться вертолет был обстрелян из крупнокалиберного пулемета, после чего было принято решение возможно скорее потопить корабль-наводчик. Вылетевшее с “Киева” звено Як-38М атаковало “рыболова” НУРС С-8 и авиабомбами ФАБ-250, добившись двух прямых попаданий. “Рыболов” почти немедленно пошел ко дну; спасательные вертолеты подобрали с воды двенадцать моряков, у одного из которых нашли документы офицера ВВС ЮАР.

В ответ на это, около 15 часов, звено бомбардировщиков “Буканьер” в сопровождении двух истребителей “Мираж” атаковали сухогруз “Братство” шедший из Луанды в сопровождении БПК “Упорный” и кубинского сторожевого корабля “Mariel”. С дистанции около 10 километров, “Буканьеры” выпустили две ракеты AS-30 по сухогрузу; “Упорный” сбил одну ракету залпом ЗРК М-1 “Волна”, вторая промахнулась (кубинские источники утверждают, что вторая ракета была уничтожена выстрелом ЗРК “Оса-М” с борта “Mariel”). Затем “Буканьеры” атаковали сам “Упорный”, сбросив на него восемь 250-кг бомб, одна из которых попала в правый борт корабля. Взрыв привел к сильному затоплению, гибели десяти и ранению еще восемнадцати моряков, “Упорный” временно лишился хода. Один “Буканьер” был поврежден заградительным огнем, и, по ряду данных, рухнул в море, не дотянув до базы.



Прибывшие по сигналу тревоги патрульные Як-38М попытались отогнать “Буканьеры”, но были перехвачены “Миражами”. Произошла интенсивная воздушная дуэль, в ходе которой один “Мираж” был сбит ракетой Р-60М, но второй, впустую расстреляв ракеты, сумел зайти в хвост самолету лейтенанта Емельянова, и подбил его двумя очередями автопушки. Пилот катапультировался и был подобран “Mariel”.

На помощь “Упорному” и “Братству” срочно подошли “Киев” и “Стройный”. Ремонтные команды ТАВКР помогли БПК справится с затоплением и восстановить работу силовой установки корабля. Як-38М организовали непрерывное воздушное патрулирование над местом спасательной операции, и в 17.25 отогнали оснащенный радаром бомбардировщик “Канберра”, пытавшийся приблизиться к кораблям.
Около 19 часов, разведывательный бомбардировщик “Канберра” на большой высоте вошел в зону операции и включил свой поисковый радар. Перехватчики срочно поднялись в воздух, и отогнали бомбардировщик, однако, порядка 20.30, он появился снова, на этот раз в сопровождении двух истребителей. Два Як-38М попытались выполнить перехват, но ввиду слабой приспособленности для ночных полетов, не справились с задачей. Один из них сломал шасси, выполняя посадку в ночных условиях, и оставался в ремонте до конца кампании.




Вслед за этим, в 21.05, две “Канберры”, снаряженные ракетами “Skerpioen”, в сопровождении двух истребителей вторглись в воздушное пространство и решительно двинулись на советскую эскадру. Сблизившись с советским ордером, “Канберры” выполнили “подскок” до высоты 12000 метров, выпустили по две ракеты каждая, и немедленно отвернули, уходя зигзагом и сбрасывая диполи. Двигатель одной ракеты не включился, и она упала в море. Остальные три устремились на советские корабли.

На советской эскадре объявили боевую тревогу. БПК “Стройный” задействовал бортовые средства РЭБ, ставя шумовую помеху на предполагаемых частотах действия ГСН ракет. “Киев” и “Маршал Тимошенко” развернулись бортом, стремясь навести на ракеты максимальное количество ЗРК, и запустили перед собой ложные дезинформирующие цели комплексами ПК-2. После того, как действия ЗРК кораблей были синхронизированы, эскадра открыла заградительный огонь с дистанции в 30 километров.

Ракеты “Skerpioen” - приспособленная для воздушного пуска версия израильской “Gabriel III” - двигались на очень малой высоте над морем, что затруднило применение против них ЗРК “Шторм”. Вероятно также сказалась завеса диполей, сброшенных южноафриканцами для прикрытия ракетной атаки. Общим счетом, было выпущено десять ракет B-611 (шесть с “Киева” и четыре с “Маршала Тимошенко”) но попаданий достигнуто не было. Сблизившись с кораблями на 15 километров, ракеты включили свои ГСН; одна почти сразу “поймала” помеху и резко отвернула в сторону. Две другие продолжили движение на советские корабли, которые открыли огонь из ЗРК “Оса-М” и автоматической артиллерии. Первая ракета была подбита близким разрывом ЗУР, и затем добита установками АК-725 в пяти километрах от “Маршала Тимошенко”. Вторая, нацелившись на ложную цель за кормой “Маршала Тимошенко” прошла менее чем в двух километрах мимо “Киева” и была расстреляна установками АК-630 авианесущего крейсера.



Продолжение: Восемь дней у берегов Анголы: кампания советского флота (Часть II)
Tags: АИ, Альтернативная история, военно-морская история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments