fonzeppelin (fonzeppelin) wrote,
fonzeppelin
fonzeppelin

Categories:
  • Mood:

Динамитный крейсер "Нитерой": скромный герой бразильской контрреволюции

В 1893 году, бразильский флот поднял восстание против власти президента Флориана Пейшото, обвиненного в стремлении к диктатуре. Не то, чтобы это было чем-то необычным - за два года до этого, в 1891 году, восстание флота точно также заставило уйти президента Деодоро Фонсека (который, в свою очередь, за два года до этого сверг и отправил в изгнание бразильского императора Педро II). Но в этот раз на кону было поставлено многое: сравнительно непопулярная бразильская республика переживала тяжелый экономический кризис, флот был оплотом про-монархических настроений и в случае победы мятежников, восстановление монархии могло стать вполне вероятным сценарием.



Флагман восстания - броненосец "Акидаба".

Лидеры восставших, адмиралы Кустодио ди Меллу и Салдана да Гама быстро установили контроль над самыми крупными и мощными кораблями бразильского флота - броненосцем "Акидаба", бронепалубным крейсером "Альмиранте Тамандаре", малым бронепалубным крейсером "Република", старым монитором "Явари" и другими единицами в гавани Рио-де-Жанейро. Требуя отставки президента Пейшото, они установили блокаду города.

Президент Пейшото прекрасно осознавал, что без собственного боеспособного флота он не сможет помешать восстанию перерасти в полноценную гражданскую войну. Но он также прекрасно осознавал, что на создание "традиционного" флота, способного бросить вызов Меллу в морском сражении, уйдут годы. Из тех кораблей, что не примкнули к Меллу, самые сильные были на ремонте в Европе. В распоряжении президента осталось лишь несколько небольших и старых единиц, на экипажи которых он, к тому же, не мог полагаться. Поэтому, Пейшото решил сделать ставку на "Jeune Ecole" с ее принципом "технология определят тактику и стратегию" и начал лихорадочно рассылать своих агентов - добывать корабли.

В Нью-Йорке, агенты Пейшото потратили 1,5 миллиона долларов (по тем временам грандиозная сумма!) лихорадочно закупая все, что могло бы хоть как-то сойти за боевой корабль. В числе их покупок оказались:

* Полупогруженный миноносец "Дестроер", спроектированный Эрикссоном, но отвергнутый американским флотом и находившийся в собственности "Ericsson Coast Defense Company". Переименованный в "Пиратини" он стал первым кораблем "флота Флинта".
* Паровые яхты "Фейсин" и "Жавелин", приобретенные у частных владельцев и наспех переоборудованные в миноносцы "Инадуна" и "Поти".
* Небольшой пароход "Британия", водоизмещением около 2700 тонн.
* Вспомогательный крейсер "Эль Сид", поспешно переименованный в "Нитерой".



Последний корабль и является "героем" данной статьи. Из всех приобретенных кораблей "флота", он единственный по крайней мере напоминал военный корабль. "Эль Сид" и его систершипы "Эль Норте" и "Эль Рио" строились с таким расчетом, чтобы в военное время использоваться как вспомогательные крейсера. Они были быстроходны (17-18 узлов - по тем временам, впечатляющая скорость для торгового парохода), корпуса их были разделены продольными и поперечными водонепроницаемыми переборками, угольные ямы были расположены так, чтобы максимально прикрывать от снарядов котлы и машины. Наконец, палубы их были подкреплены для возможной установки больших морских орудий.

Будучи вооруженным, "Эль Сид" стал бы достойным противником для легких единиц мятежников, но явно не для "Акидаба" и "Тамандаре". Профессиональный "строитель флотов" Чарльз Флинт (ранее принимавший активное участие в снаряжении флота Перу для войны с Чили, и флотов враждующих сторон в гражданской войне в Чили) предложил нестандартное решение, которое - пускай и чисто в теории - могло решить проблему.




Этим решением стала динамитная пушка польского изобретателя Зелинского (Зелински). Вплоть до изобретения в 1890-ых мелинита (который был строжайшей тайной), динамит оставался самой мощной известной взрывчаткой, - но ввиду его ударочувствительности не мог применяться для снаряжения артиллерийских снарядов. Многие инженеры пытались обойти это ограничение, используя для запуска снаряда не порох, а сжатый воздух. 15-и дюймовое рудие Зелинского-Репиффа было наиболее успешным из всех.

Эта массивная орудийная система - полный вес, вместе с компрессором и баллонами превышал 200 тонн! - использовала сжатый воздух под давлением до 2000 psi для запуска оперенных снарядов, начиненных т.н. "гремучим студнем" на дальность до 1500 и до 4500 метров. Тонкостенный снаряд летел сравнительно медленно (так что вся конструкция, скорее, напоминала по принципу действия гаубицу), но нес взрывчатый заряд около 50-200 килограммов.



С учетом, что большинство военных кораблей того времени не рассчитывалось на попадания тяжелых фугасов, даже единичный снаряд пушки Зелинского мог причинить тяжелейшие повреждения. Американские вооруженные силы использовали пневматические орудия в некоторых береговых укреплениях, а также построили экспериментальный "динамитный крейсер" "Везувиус", вооруженный тремя 15-дюймовыми динамитными орудиями.

Установка на "Эль Сид"/"Нитерой" позволяла (в теории!) решить проблему тяжелых кораблей мятежников. Его фирма как раз разработала вращающийся станок для корабельной версии орудия (на "Везувиусе" орудия стояли неподвижно в корпусе, и наводились поворотом всего корабля). Сам Зелинский был нездоров и не смог (как изначально рассчитывалось) отправиться с пушкой в Бразилию, но, тем не менее, лично наблюдал за установкой орудия и консультировал артиллеристов. За услуги, бразильцы заплатили ему 15000 долларов - не считая, разумеется, цены самого орудия.


Вооружение "Нитероя" теперь состояло из:

* 15-и дюймовой пневматической пушки Залинского-Репиффа на баке. Орудие было смонтировано на вращающемся основании в барбетной установке, и имело 300-градусный обстрел на нос и оба борта. Наведение осуществлялось электрическим приводом. Компрессорная установка модели Рэнда и баллоны со сжатым воздухом располагались в носовом трюме.



Вместе с пушкой, Флинт закупил один (1) полновесный 15-дюймовый снаряд, весивший 530 кг и десять (10) подкалиберных 10-дюймовых, весивших 254 кг. Причиной такого интереса к легким боеприпасам была дальность; подкалиберный снаряд был легче и летел дальше, и бразильцы совершенно не собирались вступать в заведомо безнадежный для них ближний бой с бронированными кораблями мятежников. В дальнейшем, когда были получены дополнительные средства, Флинт приобрел еще два (2) 15-и дюймовых и шестнадцать (16) 10-дюймовых снарядов, которые на войну попросту опоздали.

* Одно 4,7-дюймовое (120-мм) скорострельное орудие Гочкисса на корме. Боезапас составлял 50 снарядов.



* Два 4-дюймовых (100-мм) скорострельных орудия Гочкисса побортно на носу, перед установкой динамитного орудия. Боезапас составлял по 100 снарядов на орудие.

* Восемь 6-фунтовых (57-мм) противоминных орудий Гочкисса (возможно, Дриггса-Шредера) побортно, в орудийных портах на главной палубе.

* Девять 1-фунтовых (37-мм) противоминных орудий Гочкисса на крыше трех надстроек корабля.

* Две 1-фунтовые пятиствольные револьверные пушки Гочкисса на крыше рубки.

* Четыре 36-см аппарата для инерционных торпед Хоуэлла - побортно на главной палубе. Торпеды эти были примечательны тем, что приводились в действие не сжатым воздухом, а кинетической энергией маховика, раскрученного до десяти тысяч оборотов в минуту. Перед запуском, специальная паровая машина раскручивала маховик торпеды, которая затем двигалась за счет накопленной кинетической энергии.



* Наконец, яхты-миноносцы "Инадуна" и "Поти" могли размещаться для океанских переходов на палубе корабля. Идея, правда, оказалась не столь хороша, как думали: грузовые стрелы "Нитероя" попросту не рассчитывались на такой вес, и подъем/спуск миноносцев превращались в сложное и напряженное мероприятие. Так что единственной миссией по доставке миноносцев для "Нитероя" была перевозка их в Бразилию.

В конце 1893, разномастный "флот Флинта", возглавляемый "Нитероем" двинулся в путь к Рио-де-Жанейро. Как оптимистично докладывал бразильскому начальству сам Флинт "за исключением того, что никто из матросов и офицеров ни разу в жизни не видел бразильского флага и не говорит на португальском, все идет просто великолепно". Поскольку бразильским морякам президент Пейшото совершенно не доверял, корабли были большей частью укомплектованы наемниками-американцами, имевшими крайне смутное представление, что тут вообще происходит, и кто за что воюет. Немногочисленные бразильские офицеры на борту занимались в основном тем, что шпионили друг за другом, подозревая (зачастую справедливо) друг друга в симпатиях к мятежникам. Саботаж и просто поломки от неумения обращаться с техникой преследовали "флот" почти непрерывно.

В феврале 1894 года, флот президента Пейшото - странное сборище вооруженных пароходов, торопливо закупленных в Европе миноносцев и наспех оснащенных торпедными аппаратами яхт - собрался у Рио-де-Жанейро. Несмотря на все усилия, боеспособность оставляла желать много-много лучшего; тем не менее, "адмирал" Флинт был настроен решительно и собирался снять блокаду мятежников. На "Нитерой" возлагались при этом особенные надежды, как на единственный корабль, чья огневая мощь могла бы (в теории!) уравнять таковую у "Акидаба" и "Тамандаре". "Адмирал" Флинт собирался испытать динамитную пушку в обстреле контролируемых мятежниками островных фортов, но перед самым сражением внезапно выяснилось, что инженер, обслуживающий орудие, куда-то запропастился.

Однако, "долгожданного" сражения с силами Меллу так и не состоялось. За месяцы затяжной, нерешительной "войны", перестрелок между кораблями мятежников и фортами лоялистов, офицеры и матросы сильно упали духом. Их сильнейший корабль, "Акидаба", в гавани отсутствовал - адмирал Меллу отправился искать поддержку на юге страны. Второй по силе корабль, крейсер "Альмиранте Тамандаре", имел проблемы с машиной, и едва-едва мог двигаться. Монитор "Явари" и несколько других кораблей были уже потоплены огнем с фортов, контролируемых лоялистами Пейшото.



Появление страшного "динамитного флота" (как называла корабли Флинта пресса), очевидно, оказалось последней каплей. 13 марта, после истечения срока ультиматума, силы Флинта начали обстрел фортов и кораблей мятежников - на который, к их вящему удивлению, ответа вообще не последовало. 14 февраля выяснилось, что окончательно утратившие веру в победу мятежники оставили корабли и укрепления. Интересно отметить, что именно страх перед динамитной пушкой "Нитероя" сыграл свою роль в окончательном подрыве их боевого духа - таинственное "супероружие" все-таки сказало свое слово!



В итоге, свой единственный задокументированный выстрел динамитная пушка дала уже после капитуляции мятежников - в испытательных целях, 15-и дюймовый снаряд был выпущен по оставленному гарнизоном форту Пай. По бразильским отчетам, снаряд сработал прекрасно и "произвел большое впечатление" - пускай и несколько запоздалое. По иронии судьбы, пушку сразу же после этого выстрела заклинило)

Адмирал Меллу, однако, оставался еще на свободе вместе с "Акидаба", пытаясь разжечь восстание на юге страны. В апреле 1894, "Нитерой" вместе с другими вооруженными пароходами и группой миноносцев отправился решать эту проблему и 14 апреля "Акидаба" был выведен из строя ночной атакой миноносцев. Источники расходятся относительно действий "Нитероя" в этой короткой кампании; большинство склоняется к тому, что динамитный крейсер участия в боевых действиях не принимал, играя роль штабного корабля и судна снабжения. Однако, некоторые уверяют, что "Нитерой"-таки "сказал свое слово" при потоплении "Акидаба" - своим огнем, он подавил береговые посты мятежников, которые, в противном случае, могли бы угрожать миноносцам. Неясно, имело ли это место на самом деле (Х. Вильсон относит эти действия к пароходу «Сан Сальвадор»), и применялась ли при этом динамитная пушка.



После войны, динамитную пушку "Нитероя" сняли и установили на берегу, в системе береговой обороны Рио-де-Жанейро. Сам же пароход, разоруженный, был продан обратно США в 1898 году и служил под именем "Баффало" до 1922 года.
Tags: XIX век, ВМФ, Военно-морские шушпанцеры, военно-морская история, история флота
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments