fonzeppelin

Categories:

О разведке и контрразведке в "Перри Родане"

Вот чем (среди множества других причин) мне особенно приглянулся «Перри Родан», так это явным пониманием авторов, насколько важна на войне информация. Получению сведений о противнике в военных циклах уделяется заметно больше внимания, чем, собственно, действиям против него. Авторы неукоснительно следуют классическому принципу: чтобы победить врага, его сначала надо хотя бы понять.

Сиганезец Ленни Дэнжер (слева) и эртрузер Мелбар Касом (справа). Пропорции лучших секретных агентов ОСО выдержаны верно.
Сиганезец Ленни Дэнжер (слева) и эртрузер Мелбар Касом (справа). Пропорции лучших секретных агентов ОСО выдержаны верно.

«В космической войне нет ничего более ценного, чем пленные. Сражение, в котором была потеряна тысяча кораблей и сто тысяч человек, но при этом были захвачены живыми два-три вражеских офицера можно считать значимой победой. (с)»

И это абсолютно логично: можно одолеть целую армаду противника, но так и не узнать о нем ровным счетом ничего полезного. Любые логические выводы из косвенных данных, любое моделирование всегда рискует упереться в критические расхождения с реальностью (и в книгах это происходит с удручающей регулярностью — герои строят некую теорию относительно противника, действуют в ее рамках, только чтобы выяснить, что поняли все неправильно). Только сведения, полученные от живых представителей оппонента, могут позволить узнать о нем что-то бесспорно

И если в первом (самом неровном и бессистемном) цикле, извлечение ценной информации сводилось к «телепат заглянул пленному в голову и сразу все выяснил», то в дальнейшем так просто уже не работает. Телепат тоже не всемогущ, и от того, что он может видеть, о чем думает пленный, вовсе не означает, что он еще и понимает, о чем речь. А понятийная система людей и инопланетян, естественно, может очень сильно различаться. 

В одной из книг цикла, телепат-суггестор (специалист по ментальному контролю) отдал неприятельскому часовому-инопланетянину мысленный приказ оставаться на месте неподвижно, пока солнце не покажется над соседним домом. Бедняга-солдат умер от теплового удара: как оказалось, он и телепат подразумевали под «домом» разные вещи...

Титанические усилия прикладываются к тому, чтобы заполучить хоть какие-то сведения о неприятеле. Захватить относительно целым неприятельский корабль. Взять нескольких «языков» (ну, или что там у данного конкретного противника служит органом коммуникации...). Внедрить агентуру в неприятельские тылы. Сложнейшие операции планируются со всем многовековым опытом бессмертного руководства Солнечного Империума, всем его научно-техническим, военным — масштабные военные действия с целью отвлечь внимание от проводимой втихомолку спецоперации, это любимый стиль Реджинальда Булла — а также со всей парапсихической мощью Корпуса Мутантов. 

И очень часто только ради того, чтобы тщательно проработанный план полетел в тартарары буквально с первых же минут на вражеской территории.

Например, в цикле «Вторая Империя» (книги 150-199) несколько новелл подряд описываются неудачные попытки землян заслать хоть какую-то агентуру во враждебную инопланетную расу. Хитроумно продуманные планы внедрения проваливаются один за другим: одни из-за недочетов в планировании, другие из-за бдительности неприятеля, который тоже учится и делает выводы из каждого столкновения с землянами, третьи из-за банального невезения. И даже удачные операции не обходятся без потерь (и крайне редко идут, как задумано — обычно, земным агентам приходится отчаянно импровизировать и вытягивать на одной смекалке и изобретательности). Каждый успех земной разведки оплачен кровью... в лучшем случае. В худшем, агенты оказываются в руках врага, и приходится срочно планировать уже их спасение. 

Стоит отметить, что авторы прекрасно понимают — просто так «взять и заслать» агента в совершенно другую цивилизацию не получится. Даже просто высадиться на недружелюбной планете крайне непросто. Космос в «Перри Родане» достаточно реалистичен, полной невидимости не завезли (есть малозаметность для сенсоров в виде уменьшения дальности обнаружения), а планетарные диспетчерские службы свое дело знают туго. Любой корабль, не соблюдающий в точности правила движения, над густонаселенной, индустриализованной планетой будет встречен океаном атомного огня даже в мирное время — попросту из соображений безопасности.

Типичной практикой землян в первых циклах было незаметно устроить замаскированную базу на каком-нибудь отдаленном планетоиде на рубежах неприятельской системы, и оттуда вести разведку с помощью малозаметных корабликов и телепортеров. Цикл «Вторая Империя» несколько раз демонстрирует, как эта практика проваливается из-за бдительности оппонента.

Агентурная работа еще сложнее; ведь землянам приходится зачастую изображать из себя — с помощью аниматронных костюмов, голографических маскировочных систем и тому подобного — представителей инопланетных видов. И если в первых циклах оппонентами были в основном очень близкие к землянам аркониды, то затем ситуация стала хуже. Среди неприятелей появилось множество негуманоидов, или по крайней мере сильно отличных от людей гуманоидов, маскировка под которых удавалась... с очень-очень переменным успехом.

Едва ли не фатальный провал земной агентуры в книге «Агенты с Земли» (PR 167) был связан с особенностями анатомии. Инопланетяне-сизы, под которых маскировались земляне, имели глаза по периметру плоской головы, и за счет этого 360-градусное зрение. У них не было, и не могло быть рефлекса оборачиваться на резкий звук или движение. И странное (с точки зрения сизов) «дерганье» замаскированных землян вызывало немедленные подозрения.

Использование местной агентуры тоже создает проблемы: не изучив досконально психологию другого разумного вида, очень трудно понять, на что местный может согласиться, а что для него будет «чересчур». Те же вышеупомянутые сизы вполне себе регулярно конфликтуют друг с другом, но работать против интересов своего вида единодушно отказываются. 

Авторы вполне откровенно пишут, что в таких условиях способность земной разведки вообще хоть что-то делать — это само по себе настоящее достижение.

И наоборот. Огромные усилия прилагаются, чтобы не дать противнику получить информацию о землянах и их союзниках. Это особенно примечательно в первых двух циклах, где земляне прилагают отчаянные усилия, чтобы расположение Солнечной Системы оставалось неизвестно Галактике возможно дольше. Вплоть до того, что власти Империума в приказном порядке останавливают всякую гражданскую космическую навигацию, когда узнают, что неприятель разработал новую систему отслеживания сверхсветовых перелетов. Конечно, по мере расширения участия Терры в галактических делах, такая информация быстро становится секретом полишинеля, но стремление возможно дольше удерживать новых оппонентов от получения даже базовых сведений об Империуме сохраняется как постоянная цель.

В книге «Роботы, бомбы и мутанты» (PR 133), армада в 5000 боевых кораблей бросается в отчаянный бой против практически неуязвимых кубов-фрагментаторов Позби с одной-единственной целью: помешать им завладеть разбившимся на окраинной планете торговым кораблем. Даже не земным, а космических торговцев-прыгунов, с которыми земляне не дружат. Но если Позби захватят корабль, то они получат доступ к его навигационным картам — и узнают расположение и Земли, и Аркона, и других ключевых миров Галактики, которая еще не готова выдержать их полномасштабный натиск. 

Излюбленный стиль Родана и к.о. — выдать одну планету за другую, находящуюся в похожей по составу звездной системе. И спровоцировать атаку на пустое место. Землю таким образом «разрушали» раза три, не меньше.

Причины такого глубокого понимания роли информации в военном деле, полагаю, достаточно очевидны: многие из авторов прошли войну, и достаточно хорошо представляли себе «как это делается». Что, несомненно, пошло серии очень даже на пользу.


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.