fonzeppelin (fonzeppelin) wrote,
fonzeppelin
fonzeppelin

Categories:

Ламповые солдаты свободы: зенитные ракеты Lark

Как и обещал, мы переходим от бомб - к ракетам) Enjoy!

В отличие от Великобритании и Германии, США поначалу не уделяли особого внимания разработке управляемых зенитных ракет. Прямой необходимости в них не было: территория США находилась вне эффективной досягаемости авиации Оси. Кроме того, успехи американцев в развитии систем управления огнем, радаров и неконтактных взрывателей (VT-взрыватель) для снарядов позволили им создать чрезвычайно надежную систему артиллерийской ПВО.



Положение изменилось в 1944 году, когда американский флот на Тихом Океане столкнулся с угрозой камикадзе. Первые же атаки японских летчиков-самоубийц наглядно продемонстрировали: обычная противовоздушная оборона против них неэффективна. Традиционным подходом к противовоздушной обороне кораблей было в первую очередь заставить противника отказаться от атаки – либо отпугнув, либо нанеся повреждения. Против камикадзе, эти принципы, очевидно, не работали.



Остановить камикадзе можно было, только уничтожив. Однако, разрушительного действия снаряда 20-мм “Эрликонов” и 40-мм “Бофорсов” – составлявших основу ближней ПВО американского флота – для этого не хватало. Тяжелые же 127-мм универсальные орудия обладали недостаточной скорострельностью и наводились слишком медленно, чтобы успевать следовать за целью. Не помогали даже новейшие неконтактные VT-взрыватели на снарядах.

Пытаясь решить проблему, американские адмиралы инициировали экстренную программу разработки 76-мм автоматической пушки, способной “заполнить” опасный “пробел” между 40-мм и 127-мм орудием. Теоретически, такая пушка успевала выпустить бы достаточно много достаточно тяжелых снарядов, чтобы гарантированно сбить камикадзе. Однако, было ясно, что создание принципиально новой артиллерийской системы с нуля займет непозволительно много времени. Кроме того, многие высказывали сомнения относительно ее перспективности. Вполне вероятное повышение скорости самолетов-снарядов камикадзе (наподобие MXY-7 “Ока”) резко снизило бы эффективность и новой 76-мм пушки – ей просто не хватало бы времени, чтобы успеть выпустить достаточно снарядов в стремительно приближающегося противника.

Требовалось принципиально иное решение. И таким представлялись управляемые ракеты. Проанализировав результаты, американские инженеры пришли к выводу – гарантировать уничтожение камикадзе может подрыв рядом с ним 45-килограммовой (100-фунтовой) боеголовки на дистанции срабатывания стандартного VT-взрывателя. Такую тяжелую боевую часть явно было невозможно доставить снарядом – но ракета могла сделать это без труда.



В конце 1944, Бюро Воздухоплавания ВМФ США, сформулировало требования к оборонительной ракете, предназначенной для защиты кораблей и соединений от атак камикадзе. Согласно исходному заданию, ракета должна была иметь максимальную дальность полета до 18,3 километров (20000 ярдов), и быть способна перехватить летящий на скорости 740 км/ч самолет на высоте до 9000 метров (30000 футов). Скорость полета самой ракеты предполагалась “высокой дозвуковой”: аэродинамика трансзвукового полета была еще изучена слабо. Вся программа получила название “Ларк” (англ. Lark – жаворонок).

Штаб военно-морских операций официально утвердил разработку программы “Ларк” в феврале 1945 года. К этому моменту, уже была сформирована общая концепция ракеты: она должна была приводиться в действие ракетным двигателем на жидком топливе (твердое топливо в то время не могло удовлетворить требованиям по дальности), управляться командами по радио с отслеживанием полета оператором либо визуально, либо на экране радара.

Однако, на переходе от формулирования к проектированию возникла проблема. Обычной практикой Бюро Воздухоплавания при создании летательных аппаратов было передать пакет сформулированных требований и базовых расчетов частному подрядчику для реализации. Но так как проект “Ларк” требовал значительных усилий сразу в нескольких областях – радиоэлектроника, ракетные двигатели, системы управления – то поиск подрядчика, имеющего достаточную компетентность во всех этих областях сразу, оказался неожиданно трудным. В итоге, оценив сложившуюся ситуацию, коммандер Меррил пришел к выводу, что ни одна американская фирма не справится с разработкой ракеты самостоятельно.

Вместо этого решили применить распределенный подход. Бюро Воздухоплавания разместило контракты на разработку отдельных систем “Ларк” – двигателя, системы управления, автопилота – у тех компаний, которые, по мнению руководства Бюро, обладали наибольшим опытом работы в соответствующей области. Бюро же оставляло за собой координацию работ. В результате, в разработке “Ларк” приняли участие:

* Reaction Motors Company – ракетный двигатель
* Raytheon Company – радарная система слежения
* International Detrola – радиокомандная система управления
* Willard Corporation – система электропитания
* Diehl Company – гироскопический автопилот
* Kollman Instruments – датчики угла атаки и скорости полета
* Боевая часть и неконтактный VT-взрыватель должны были быть стандартными, из арсеналов флота.

За разработку фюзеляжа и оперения ракеты взялась “Fairchild Airplane and Engine Company”, она же отвечала за итоговую сборку всех компонентов в готовое изделие. Заключенный в феврале 1945 контракт предусматривал изготовление 100 образцов ракеты до конца 1945 года.



Тем не менее, руководство Бюро не было в полной мере удовлетворено таким решением. Проведенная в мае 1945 инспекция заводов “Fairchild” выявила, что предприятия перегружены имеющимися военными заказами, и разработка “Ларк” идет непозволительно медленно. Зенитная ракета же требовалась флоту “уже вчера”. Чтобы подстраховаться на случай более чем вероятных задержек, Бюро приняло решение продублировать разработку, заказав параллельный проект фирме “Convair”. В июне 1945, было достигнуто соглашение, что “Convair” в рамках программы “Lark” разработает свою версию ракеты, использующую те же компоненты, но не идентичную проекту “Fairchild”. Был заключен аналогичный контракт на поставку 100 экземпляров ракеты.

В конце 1945, ракете от “Fairchild” присвоили обозначение KAQ, ракету от “Convair” обозначили как KAY. В новой системе кодовых обозначений флота, код KA означал зенитную ракету, литеры Q и Y – были секретными обозначениями фирмы-разработчика.

КОНСТРУКЦИЯ:

Обе модели ракеты “Ларк” имели цилиндрический фюзеляж с закругленными носом и кормой. Длина полностью собраной ракеты составляла 4,24 метра, со стартовым ускорителем – 5,64 метра. Диаметр ее фюзеляжа был равен 18 дюймам.



Устройство исходной версии "Ларк".

Ракета оснащалась крестообразным крылом в центре фюзеляжа, на котором располагались органы управления по тангажу и рысканью. Размах крыла составлял 1,88 метра. В хвостовой части ракеты имелись Х-образно расположенные поворотные стабилизаторы, служившие для стабилизации полета ракеты и управления ей по крену.

В движение ракета приводилась двухкамерным ракетным двигателем LR2-RM-2, спроектированным и изготовленным фирмой “Reaction Motors”. Это был один из первых серийных жидкостных ракетных двигателей в США. Он работал на анилине (топливо) и красной дымящейся азотной кислоте (окислителе). Подача топливных компонентов из баков была вытеснительной, при помощи баллона со сжатым азотом. Патрубки подачи компонентов проходили вокруг камеры сгорания, выполняя регенеративное охлаждение.



Двигатель "Ларк".

Две камеры сгорания, оснащенные соплами разного диаметра, выдавали, соответственно, 90 кгс и 180 кгс тяги. Первая считалась маршевой и работала непрерывно, вторая приводилась в действие только тогда, когда скорость полета снижалась ниже заданной. Таким образом, в полете “Ларк” поддерживала более-менее постоянную скорость около 1046 км/ч (650 миль в час).

Баки ракеты хранили запас топлива и окислителя в 222,3 кг (490 фунтов). Бак окислителя находился в передней части ракеты, в тщательно изолированной секции – дымящаяся азотная кислота крайне агрессивна. Бак с топливом и баллон с азотом составляли единую конструкцию, разделенную общей перегородкой. Время полета ракеты составляло около 5 минут.

Поскольку маршевый двигатель “Lark” не развивал достаточной тяги, чтобы поднять ракету “с места”, запускать ее предполагалось с длинной наклонной рампы, по которой ракета должна была разгоняться на рельсовой тележке. В качестве рампы могла использоваться корабельная катапульта. Однако, такой способ запуска был не слишком удобен – ракета была вынуждена сжигать много горючего на старте, пусковая система получалась громоздкой, и возрастал риск аварии.

В результате от запуска с рампы отказались в пользу старта с короткой направляющей, при помощи двух твердотопливных стартовых ускорителей. В роли таковых использовались стандартные авиационные ускорители JATO, тип 12AS1000F – т.е. способные развивать тягу в 450 кг (1000 фунтов) в течение 12 секунд. Этого более чем хватало, чтобы разогнать ракету до устойчивой скорости. Ускорители поначалу размещались между крыльями ракеты.



Ускорители "Ларк" на квадратной раме-стабилизаторе.

Однако, при запуске на ускорителях возникла определенная проблема: в момент отделения от направляющей, “Ларк” имела еще слишком небольшую скорость, и ее хвостовое оперение не справлялось со стабилизацией на курсе. В результате, ускорители переместили на хвост, и дополнили сбрасываемой квадратной рамой, игравшей роль дополнительного оперения, работающего на малых скоростях. Она позволяла стабилизировать ракету во время разгона.

Наведение “Ларк” осуществлялось вручную оператором, командами по радио. Корабельная РЛС управления зенитным огнем – стандартная комбинация Mk-12/22, используемая для наведения 127-мм универсальных орудий – сопровождала выбранную цель. Оператор видел цель как светящуюся точку на экране. Запущенная ракета, оснащенная транспондером, входила в луч РЛС, и появлялась на экране как вторая, более яркая точка. Используя джойстик, оператор приводил точку ракеты к точке цели, тем самым удерживая ракету на линии визирования.



Блок управления "Ларк".

Для наведения ракеты использовалась стандартная система управления для беспилотных мишеней, массово производящихся в США. Команды в ней задавались пятью акустическими тонами на выбранной несущей частоте передатчика. На борту ракеты, принимаемый сигнал подавался параллельно в систему фильтров, пропускавших только определенные тона. Когда соответствующий тон проходил через фильтр, в системе управления замыкалось исполнительное реле, и приводились в действие электромоторы, вызывающие прецессию гироскопа автопилота. Управление было пропорциональным: каждая команда задавалась соотношением продолжительности двух тонов.

Исполнительная система на борту ракеты была пневматической и работала от баллона со сжатым азотом. Органы управления при этом разнились в зависимости от разработчика: Ракета KAQ от “Fairchild” управлялась закрылками на задней кромке неподвижных крыльев, в то время как ракета KAY от “Convair” управлялась поворотом всего крыла. Стабилизация по крену выполнялась наклоном хвостового оперения ракеты.

В качестве боевой части, “Ларк” оснащалась 100-фунтовой осколочной боевой частью специальной разработки. Первоначально предполагалось использовать в этой роли осколочно-фугасную авиабомбу подходящего веса, но в итоге было решено, что специализированная боевая часть значительно повысит эффективность достаточно дорогой ракеты. Боевая часть приводилась в действие стандартным неконтактным VT-взрывателем, подрыв происходил на удалении в 10-15 метров от цели.

Предполагалось, что ракета будет запускаться с крейсеров и линейных кораблей для обороны всего соединения на внешних рубежах. Целями для “Ларк” должны были стать как сами камикадзе, так и их носители, а равно и носители других систем управляемого вооружения.

РАЗРАБОТКА И ИСПЫТАНИЯ:

Хотя программа “Ларк” имела высокий приоритет, масштаб проблем, встающих перед разработчиками, не позволял решить их меньше чем за год. Сыграли роль и недочеты в организации проекта: “распределенная” схема разработки приводила к постоянным недоразумениям и конфликтам между подрядчиками. Персоналу NRL и Бюро Специальных Проектов приходилось постоянно вмешиваться в ситуацию, устраивая регулярные производственные совещания по самым разным поводам.



Во многом, причиной всех недоразумений было то, что электроника и авиация до Второй Мировой пересекались довольно… слабо. Хотя война дала значительный толчок вперед оснащению самолетов электронными системами, они в основном рассматривались как просто дополнительная нагрузка, не как неотъемлемая часть конструкции. Уровень кооперации, необходимый для реализации проекта “Ларк”, был непривычен для обеих сторон. Авиаторы и электронщики говорили на слишком разных языках, и плохо понимали друг друга.

Все это ясно указывало командованию на то, что ракета к началу 1946 готова никак не будет. А зенитная ракета флоту требовалась срочно. В результате, адмиралы приняли следующее решение: программу “Ларк” рассматривать как долгосрочную, а вдобавок к ней экстренно разработать максимально простую и примитивную зенитную ракету, с минимально приемлемыми характеристиками. Об этой ракете – KAN “Литл Джо” – будет рассказано в следующей статье.

Оценка адмиралов оказалась совершенно верна. Первые образцы “Ларк” поступили на бросковые испытания только в 1946 году. Война к этому времени уже закончилась, и срочная необходимость в зенитной ракете отпала.



Тем не менее, обе параллельные программы - KAQ от “Fairchild” и KAY от “Convair” – находились в высокой степени готовности по основным компонентам. Другой ракетной программы, обещавшей сопоставимые характеристики за разумное время, у флота не было. Поэтому работы над “Ларк” продолжились после войны. Теперь уже она рассматривалась как средство защиты соединений от существующих и перспективных средств воздушного нападения.

Требования к дальности и высоте перехвата, соответственно, увеличились. С окончанием Второй Мировой, пилотируемые камикадзе перестали быть приоритетной угрозой – теперь таковой для флота стали высотные бомбардировщики (в том числе реактивные), вооруженные управляемым ракетным и атомным оружием.

Теперь от “Ларк” ожидали дальности до 45 километров (50000 ярдов), потолка в 9100 метров (30000 футов) и способности маневрировать с перегрузкой до 4 g. Чтобы добиться таких характеристик, потребовалось заменить двигатель на более совершенную модель LR2-RM-6. Ракеты с таким двигателем получили обозначение KAQ-2 и KAY-2. В 1948, впрочем, в связи с введением новой системы обозначений вооруженных сил США, “Ларк” переименовали снова. KAQ стала SAM-N-2, а KAY – SAM-N-4.

Кроме того, ручное командное радиоуправление ракетой уже перестало удовлетворять флотское командование. Скорость человеческой реакции была совершенно явно недостаточна для управления снарядами, летящими со скоростью, близкой к скорости звука. На скоростях сближения порядка 1800 километров в час (на скорости в 1000 км/ч ракета атакует в лоб летящий на 800 км/ч реактивный бомбардировщик), задержка реакции в 0,1 секунды могла означать промах в полсотни метров.

Инженеры NLR разработали две разные системы полностью автоматического наведения – одну для KAQ от “Fairchild”, другую для KAY от “Convair”. Поскольку требования к дальности существенно возросли, было решено сделать систему наведения двухступенчатой, используя наведение с корабля на маршевом участке (для сближения с целью) и самонаведение на терминальном (для атаки цели). Однако принципы наведения, используемые в каждой из систем, была различны: инженеры хотели оценить их перспективность.



Две системы наведения для "Ларк": "Skylark" слева и "Wasp" справа.

Система “Skylark”, разработанная для ракеты KAQ от “Fairchild” основывалась на исходной радиокомандной системе наведения – но теперь полностью автоматизированной. Два корабельных радара AN/DPN-7 отслеживали положение цели и ракеты в пространстве (для лучшей различимости, ракета была оснащена транспондером AN/DPN-3). Данные о положении ракеты относительно цели передавались на бортовой электронный вычислитель, который в соответствии с запрограммированной траекторией вырабатывал команды для управления ракетой на маршевом участке.

Когда дистанция между KAQ и целью уменьшалась до 16 км (10 миль), командное наведение отключалось, и включалось полуактивное самонаведение. Ракета наводилась на отраженный от цели сигнал радара AN/DPN-7, автоматически сближаясь с целью. Чтобы не “гоняться” впустую за целью, использовалась методика сближения при постоянном угле визирования: ракета наводилась в точку упреждения, удерживаясь так, чтобы угол визирования цели оставался постоянным.

Система “Wasp”, разработанная для KAY от “Convair” использовала другой подход. На маршевом участке, ракета наводилась методом “осёдланный луч”, автоматически удерживая себя в пределах узкого луча корабельного радара AN/SPQ-2, сопровождающего цель. Никаких команд с корабля не поступало: ракета просто определяла свое положение в луче, и удерживалась в нем. Такая система была проще, и более устойчива к помехам, чем командное наведение.

На терминальном участке, KAY должна была наводиться, используя активную радиолокационную головку самонаведения “Raytheon”AN/APN-23. Радар ракеты посылал в пространство сигнал, и использовал вращающуюся антенну для конического сканирования отраженного эха от цели. Таким образом, наведение на терминальном участке было полностью автономным, не зависящим от корабля-носителя.

Первая серия испытаний состоялась в июне 1946 года, на полигоне Бюро Боеприпасов в Инйокерне (штат Калифорния). За шесть месяцев до января 1947, было выполнено двадцать четыре пуска прототипов ракет – шестнадцать KAQ, и восемь KAY. Первые испытания проводились с ракетами, оснащенными только автопилотом. Последующие запуски выполнялись с ручной радиокомандной системой управления.



Осмотр перед запуском.

Первые запуски проводились с 150-метровой наклонной под углом 8 градусов рампы, по которой “Ларк” разгонялась на стартовой тележке. Такой пуск позволял упростить стабилизацию: ракета отделялась от тележки, уже разогнавшись до достаточной скорости. Сама тележка оснащалась как разгонными ракетами, так и ретро-ракетами, предназначенными для того, чтобы затормозить ее в конце трассы. В дальнейшем, перешли к запускам с короткой направляющей при помощи сбрасываемых ускорителей. Три ракеты также были запущены в воздухе, с борта самолета.



Испытания не всегда были безопасны: в одном запуске, ракета должна была продемонстрировать последовательное исполнение команд “вправо” и “влево”, но из-за сбоя в системе управления воспринимала любую поступающую команду как “вправо”. Взлетев с рампы, ракета сначала правильно выполнила поворот вправо. Но затем, когда оператор подал команду “влево”, ракета вместо этого снова повернула вправо, устремившись прямо в направлении складов, набитых тысячами тонн пороха! Ошеломленный оператор дернул джойстик вправо, ракета снова повернула вправо, и промчалась над заводом Солт Лэйк Уэллс, на котором изготавливали взрывчатые линзы для атомных бомб. Перепуганный оператор вновь попытался взять ракету под контроль, и она снова повернула вправо – направившись прямо к полигону Чина Лэйк. По пути, ракета еще раз повернула вправо, и легла на обратный курс, в итоге врезавшись в землю в 200 метрах от пусковой рампы. После этого инцидента, по категоричному требованию военных, все опытные ракеты оснащались системой самоуничтожения, позволявшей безопасно взорвать их в воздухе, если ракета вылетит за пределы полигона.



Отделение ускорителя.

В 1947 году, NRL завершила разработку системы наведения “Wasp”. На испытаниях летом 1947, оснащенный системой автоматического удержания в луче (подключенной к автопилоту) двухмоторный самолет SNB-2 успешно следовал трассе луча наземного радара до расстояния в 82 километра. Прекрасный результат по меркам времени!

Однако, с разработкой активной радиолокационной ГСН для “Wasp” возникли значительные проблемы. Допплеровские РЛС, способные выделять взятую на сопровождение цель по конкретному значению допплеровского сдвига, еще только начали создаваться. Выделение же взятой на сопровождение цели по задержке сигнала было априори неточным, склонным к ошибкам. Хотя в итоге удалось добиться относительно стабильной работы системы, инженеры были склонны полагать, что AN/APN-23 никогда не удастся довести до приемлемой для боевого применения надежности. В результате, основные усилия сосредоточились на системе “Skylark”, которая считалась более близкой к реализации.

Испытания в 1947 переместились на новый полигон Поинт-Мугу (штат Калифорния). Там запуски выполнялись как с наземных установок, так и с корабля – AVM-1 USS “Нортон Саунд”. Изначально построенный как плавбаза гидросамолетов, после войны он был переоснащен в опытовое судно для испытания управляемых ракет. В 1948 году, модернизация была завершена: в числе прочего оборудования, корабль получил пусковую рампу и радар наведения AN/SPQ-2.



Первый в истории запуск зенитной ракеты с корабля.

10 января, был выполнен первый успешный запуск “Ларк” (модель KAQ-1) с корабля. Так началась долгая и успешная карьера “Нортон Саунд”, послужившего испытательной платформой для практически всех новых систем вооружений флота с 1948 по 1986 год.

13 января 1950 года, ракета KAY-2 с системой управления “Wasp” добилась первого в истории перехвата зенитной управляемой ракетой воздушной мишени. В роли таковой выступил беспилотный самолет F6F – бывший истребитель, переоборудованный под радиоуправление – летевший на высоте 2250 метров в 18 километрах от пусковой установки. Запущенная ракета (бортовой номер 90) прошла по трассе луча радара, сопровождающего летящую цель, затем активировала свою головку самонаведения и сблизилась с целью на дистанцию срабатывания взрывателя.

18 декабря 1951 года состоялся самый успешный пуск “Ларк” (точная модель не известна): ракета добилась прямого попадания в летящую мишень F6F. Все предыдущие успешные перехваты осуществлялись подрывом БЧ ракеты на некотором расстоянии от мишени. В ходе этого же пуска, ракета наводилась так точно, что врезалась прямо в мишень, оторвав консоль крыла.
В целом, программа продвигалась достаточно успешно, чтобы ракета могла уже рассматриваться как пригодная для принятия на вооружение.



Запуск "Ларк" с "Нортон Саунд".

И, тем не менее, на вооружение “Ларк” так и не поступила. Причина тому была достаточно очевидна: моральное устаревание. За прошедшие после войны годы, аэродинамика и радиоэлектроника значительно продвинулись вперед, и достаточно медлительная дозвуковая ракета уже не казалась перспективным средством дальнего перехвата. Возможности “Ларк” по перехвату околозвуковых (и тем более – перспективных сверхзвуковых) целей сводились практически исключительно к лобовой атаке на цель, идущую прямо на корабль. Если же цель двигалась наискось – например, самолет, сбросивший управляемую бомбу и совершающий маневр уклонения – то шансы “Ларк” перехватить ее были минимальны.

В то же время, значительный потенциал демонстрировала послевоенная программа “Бамблби” (англ. Bumblebee – шмель), направленная на создание дальнобойной сверхзвуковой зенитной ракеты с воздушно-реактивным прямоточным двигателем. Такой снаряд не только значительно превосходил “Ларк” по возможностям, но еще и был значительно проще и безопаснее в обращении: воздушно-реактивный прямоточный двигатель работал на обычном керосине, и не требовал сложных и опасных в обращении окислителей.



Заправка "Ларк" окислителем. Костюмы химзащиты техников ясно дают понять, что процедура эта была крайне небезопасна.

Хотя принятие “Ларк” на вооружение могло состояться еще в первой половине 1950-ых, флот не видел смысла тратить деньги и усилия на оснащение боевых кораблей ракетой, которая безнадежно устареет буквально через несколько лет. В результате, 8 июля 1953 года, проект “Ларк” был закрыт. Усилия флота по созданию зенитных ракет сосредоточились на программе “Бамблби”, которая в итоге дала как прямой результат (дальнобойную ракету RIM-8 “Талос”), так и неожиданный побочный: твердотопливную ракету средней дальности RIM-2 “Терьер”, созданную на основе удачного дизайна испытательной ракеты. Прямыми потомками “Терьера” в итоге стали ракеты семейства “Стандарт”, составляющие ныне основу зенитного вооружения американского флота.



"Ларк" в музее ВМФ США.

Тем не менее, это был еще не конец “Жаворонка”. Работы над ракетой продолжились – теперь уже как чисто исследовательский проект, направленный на изучение динамики и систем наведения управляемых снарядов. Обе ракеты получили новые обозначения: CTV-N-9 для изделия “Fairchild” и CTV-N-10 для модели “Convair”. Запуски изготовленных ракет проводились в интересах армии, флота и ВВС до конца 1950-ых. На основе “Ларк”, по заказу корпуса морской пехоты США была разработана тактическая ракета MGM-18 “Лакросс”, состоявшая на вооружении в 1959-1964 годах.

ИСТОЧНИКИ:

* An Interpretative History of the Pacific Missile Test Center - Maxwell White (1991)
* Design of the Lark and Loon guidance computer: technical memorandum report No.35 - Bureau of Aeronautic (1950)
* Magnificent mavericks: transition of the Naval Ordnance Test Station from rocket station to research, development, test, and evaluation center, 1948-58 - Elizabeth Babcock (2008)
* NRL Report: Issue 8300 - Louis A. Gebhard, NRL (1979)
* OP 1664 U.S. Explosive Ordnance (Vol.2) - A Bureau of Ordnance Publications (1947)
* US Naval Weapons - Norman Friedman, Conway Maritime Press (1983)
Tags: 1940-ые, ВМФ США, вооружения, история, управляемое оружие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 78 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →